Как дорого твоё мгновение, жизнь

Дубоссары

Город воинской славы

Маленький город Дубоссары, раскинувшийся на берегу Днестра, утопающий в зелени деревьев, с чистыми ровными улочками и двумя площадями, особенный. Это стойкий и мужественный город — город Воинской славы. Удостоился он этого звания за мужество, стойкость и героизм, проявленные его жителями в период боевых действий по защите Приднестровской Молдавской Республики в 1990-1992 годы.

Эхо той войны нет, нет, да и отдается в умах и сердцах приднестровцев. То, что каждый испытал в те дни, не забыто. Особенно остро наплывают такие воспоминания в траурные даты, когда отдают дань памяти павшим защитникам. В декабре такая дата – 13 декабря. Вот как рассказала о том времени одна из дубоссарских женщин, а услышала и записала ее рассказ Ася Перцова.

Дети войны

Дети войны

«Сквозь пулевое отверстие в окне пробился теплый лучик летнего солнца и весело заплясал на лице малыша, присевшего на подоконнике. Мальчишка припал щекой к стеклу, и с детским азартом стал рассматривать знакомый с рождения двор сквозь недавно появившуюся пробоину. «Мама, а почему «алазани» прилетают ночью? Они что ли не спят?», -малыш заерзал, пытаясь увидеть мамины глаза. «Не спят, милый. Их плохие люди выгоняют из домиков». «А почему они летят к нам?» Вопрос остался без ответа потому, что мама не знала что сказать.

В июне 1992 года моему сыну было четыре года. Наша семья — супруг, я и наш сын, 19 июня того года воспользовались длительной передышкой в боевых действиях в Дубоссарах и поехали навестить родственников в пригород Бендер. И не столько навестить, сколько, хоть ненадолго, переключиться на спокойную от обстрелов, жизнь.

1992 год был урожайным на перестрелки между двумя, ещё недавно родными, берегами. Сирена, призывающая к укрытию в подвале, стала обыденной. Да и подвал перестал пугать своей темнотой и превратился в место для общения на обычные житейские темы. Матрацы, табуретки, кувшины с водой и бутерброды для детишек. Пару-тройку часов и все расходились по домам, не зная наверняка, есть ли куда возвращаться. Мой отец всегда оставался в квартире. Говорил, что если пришёл его срок, то пусть это случится там, где он провёл свою жизнь. И ещё долго хранил «шальную» пулю, которая пробила окно в мгновение после того, как он прошёл через комнату.

Так вот, поехали мы 19 июня 1992 года с семьёй к родственникам. Автобусы в Бендеры ходили редко, и мы решили ехать в Тирасполь, а дальше на перекладных. По приезду супруг встретил своих сокурсников и решил на часок задержаться, а мы с сыном устали и двинулись на городском «Икарусе» в сторону пригорода.

Погода стояла ясная и спокойная. Город радовался предстоящему выпускному вечеру и, яркими пятнами гуляющих, радовал глаз. Ничего не предвещало беды – ни-че-го! Мы с сыном сидели по правой стороне автобуса и разглядывали небо. Его часто укачивало в транспорте, и мы неплохо спасались тем, что глядели ввысь и угадывали в облаках различные фигурки.

Окна автобуса были открыты настежь – лето, жарко. Внезапно со стороны высоток донеслись знакомые до боли хлопки. Я сначала не поверила своим ушам, но годовая артподготовка не прошла даром! Сработал инстинкт самосохранения – я мгновенно столкнула сына вниз, между кресел, он послушно сполз, и прикрыла собой. Хлопки выстрелов повторились ещё пару раз и смолкли. Я медленно выпрямилась, подняла на руки сына, а он спросил по-детски громко: «Уже не стреляют?». Я ответила: «Всё, сынок». На нас, без стеснения обернувшись, не смотрел только ленивый! Честно скажу – ощущение не из приятных! А я про себя подумала: «Не важно! Главное — живы!».

Эвакуация

Эвакуация мирных жителей

Весь оставшийся путь меня волновала одна мысль: «Неужели я ослышалась? Не может быть! Это были выстрелы, точно. Но все люди спокойны – неужели у меня галлюцинации на фоне привычного страха?».

Мы приехали в пригород. Через полчаса приехал супруг. А ещё через полчаса стало известно страшное, которое произошло в тот вечер. Я не хочу сотрясать страницы тем, о чем плачут все. Мы, искавшие покой в мирном, на наш взгляд, месте, попали из огня да в полымя! Да ещё какое! Я не сильна в названиях боевых машин, но это были и боевые машины пехоты, и гусеничные вездеходы, и пули, летящие ниоткуда во дворе и по улице – только звон о шифер домов! И спасибо, что о шифер, а не о наши головы.

Вот ведь как бывает в жизни – думаешь, что от своего громкого устал, бежишь к «тихому». А то тихое-то, оказывается взрывом нежданным!

Июль 1992 года, двадцатые числа. Подписан мирный договор. Собрались возвращаться домой. Ничего не хочу говорить о том, как пришлось этот месяц прожить. Вокруг было много горя горючего, и наши проблемы были сильно относительными в его сравнении.

Одно хочется сказать: Давайте не просто помнить Те годы, Тех кто остался на полях сражений за нашу страну! Давайте будем жить мирно — ценить Тишину, быть терпимыми друг к другу, заботиться о ближних, помогать тем, кому можем помочь, ценить опыт родителей, растить наших детей в понимании, любить свою Родину, уважать свой выбор! И тогда, скорее всего, наши чаяния постепенно станут реальностью.

С уважением, Ася Перцова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *