Вспоминая голодовку 1990 года

Митинг у стелы

Митинг у стелы

Каждый год 02 ноября дубоссарцы приходят к памятной стеле, установленной в микрорайоне Большой Фонтан, чтобы отдать дань памяти первым жертвам необъявленной войны.

27 лет назад отряды ОПОНа Молдовы предприняли попытку захватить Дубоссары. Тогда живым щитом на их пути встали безоружные дубоссарцы. По ним был открыт огонь на поражение. Трое дубоссарцев — Владимир Готка, Валерий Мицул, Олег Гелетюк погибли, 16 человек получили ранения.

Традиционно в мероприятии принимает участие глава Государственной администрации, депутаты Совета народных депутатов Дубоссарского района и города Дубоссары, представители общественных организаций, жители города и микрорайона Большой Фонтан. Участники и очевидцы тех событий делятся своими воспоминаниями. Кто-то украдкой смахнет слезу, кто-то долго и задумчиво постоит, опустив низко голову. Многие вспоминают, как эпизоды из страшного фильма, картины того тревожного дня, унесшего жизни трех безоружных ребят.

Олегу Гелетюку было всего 18, в кармане его пиджака нашли окровавленную повестку в армию. У Валерия Мицула и Владимира Готки, работников Дубоссарского «Табакфермзавода», остались сиротами по 3-е детей. И в одной и в другой семье судьбы детей сложились по-разному, судьба была к ним не всегда милостива.

Участницы голодовки

Участницы голодовки 1990 года

Облетевшая в тот день весть о случившейся трагедии в микрорайоне Большой Фонтан собрала на площади города огромное количество горожан. Возмущенные, взбудораженные люди обменивались впечатлениями, предлагали принимать действенные меры. Инициатива о начале голодовки, прозвучавшая тогда на площади, сразу же была поддержана другими. Людмила Мартыненко предложила начать голодовку, здесь же было определено ее место. На следующий день к месту голодовки прибыло несколько десятков женщин, к вечеру их уже было около 70 человек.

Вот как вспоминает о тех днях одна из участниц голодовки, Лилия Григорьевна Григоренко:

«Я вспоминаю те минувшие дни, как неотъемлемую частицу своей биографии. 03 ноября 1990 года в нашем городе Дубоссары началась первая крупная женская акция Приднестровья – политическая голодовка. После расстрела мирных горожан на кругу, которые остановили зверское нашествие ОПОНа Молдовы на наш мирный город Дубоссары, на митинге на центральной площади города, жительница города Людмила Мартыненко предложила начать голодовку.

Лилия Григоренко

Лилия Григоренко дает интервью

Многие женщины откликнулись на этот призыв. Каждый день в то время обязательно начинался на площади, куда собирались все, кому не безразлична была судьба родного города и Приднестровья. Вот 03 ноября утром, придя на площадь, я увидела знакомых женщин, с которыми часто встречалась на митингах, на кругу 2 ноября. Начались разговоры по поводу голодовки. Я твердо решила, даже не посоветовавшись с мужем, который уже был в ополчении, что должна быть рядом. Кто, если не я!!! Это моя Родина. Мой отец, дед, прадед родились в этом городе. Я должна защитить свой город.

Так думали в те дни многие женщины, живущие в Дубоссарах. Все, кто хотели прекратить кровопролитие на Приднестровской земле, посягательство на наше право свободно жить, работать, растить детей и разговаривать на родном языке.

Был разбит палаточный городок, к вечеру 04 ноября нас было уже 70 человек. Женщины были всех возрастов и профессий. Среди нас были учителя, воспитатели, бухгалтера, медработники, пенсионеры. Была молодая мама Оксана Пасечник с двухмесячной Сашенькой. Много было знакомых женщин, были мои соседи. Со многими там, на месте и познакомились. Молодая женщина Наташа Пожидаева заражала всех своей энергией. Мы были очень дружны, делились теплыми вещами и горячим чаем. (Хотя потом находились люди, которые говорили, что мы пили водку и ели сало). Пусть эти слова будут на их совести.

Участницы голодовки и СМИ

В лагере голодающих появились представители СМИ

Ночью приморозило, утром смотришь, а на волосах и ресницах сидящей рядом подруги иней. Голод не так ощущался, как холод. Но мы все держались и очень радовались, что наша акция не остается безответной. К нам стали приезжать журналисты: местные и зарубежные, о событиях в Дубоссарах узнал мир.

Восемь наших женщин уехали в Москву, чтобы рассказать правду о событиях в Дубоссарах. Мы со слезами на глазах их провожали, а потом с нетерпением ждали возвращения.

По ночам вокруг нашего палаточного городка, как волки, рыскали местные «народнофронтовцы», от которых доносились оскорбления и угрозы повесить нас всех на фонарях на площади. Мой бедный пожилой папа, положив в карман куртки цепи, каждую ночь дежурил у нашего палаточного городка.

7 ноября на встречу с нами приехал Игорь Николаевич Смирнов. Он так по-доброму, по-отцовски уговорил нас прекратить голодовку до возвращения делегации женщин из Москвы. Мы разошлись по домам, но каждый день встречались на площади, где еще стояли наши палатки. Одна наша мужественная женщина – Нелли Алексеевна Паугулис – осталась и продолжала голодовку 14 дней.

Наша политическая голодовка не прошла зря. Маленькая искорка нашего женского движения явилась частицей пламени борьбы за независимость Приднестровской Молдавской Республики».

Мы ничего не убрали и не исправили в тексте, написанном Лилией Григорьевной, потому что и через 27 лет она, вспоминая те события, писала так, как будто давала интервью одному из иностранных корреспондентов тогда, в ноябре 1990 года.

Дубоссарцы свято чтят память о своих героях. Память о тех событиях 1990-1992 годов должна быть вечной, она должна коснуться каждого приднестровца, как заповедь о необходимости бережно хранить хрупкий мир на приднестровской земле. Вот почему живые цветы ложатся и ложатся на мраморные плиты у святых обелисков.

Дарья Татьянина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *